8ad0e665     

Горький Максим - Гуманистам



А.М.Горький
Гуманистам
"Интернациональный союз писателей-демократов" в лице генерального
секретаря его господина Люсьена Кине почтил меня приглашением сотрудничать
в литературном органе союза. Цель союза - "сближение
литераторов-демократов", в его президиуме - Ромэн Роллан и Эптон Синклер -
люди, которых я весьма уважаю. Но вместе с ними в президиуме профессор
Альберт Эйнштейн, а в комитете господин Генрих Манн. Эти двое, вместе со
многими другими гуманистами, недавно подписали протест немецкой "Лиги
защиты прав человека" против казни сорока восьми преступников,
организаторов пищевого голода в Союзе Советов.
Я совершенно уверен, что в числе прав человека нет права на
преступление, а особенно на преступление против трудового народа.
Неописуемая гнусность действий сорока восьми мне хорошо известна, я знаю,
что они делали нечто гораздо более преступное и грязное, чем то, что
делалось хозяевами боен Чикаго и описано Э.Синклером в его книге "Джунгли".
Организаторы пищевого голода, возбудив справедливый гнев трудового народа,
против которого они составили свой подлый заговор, были казнены по
единодушному требованию рабочих. Я считаю эту казнь вполне законной. Это -
суд народа, который, живя и работая в тяжёлых условиях, отказывая себе во
всём и не шадя своих сил, мужественно и успешно стремится создать трудовое
государство, свободное от хищников и паразитов, а также и от людей,
гуманизм которых, в сущности, служит прикрытием хищничеству и паразитизму.
Ясно, что моя оценка казни сорока восьми резко расходится с оценкой
"Лиги защиты прав человека". А так как господа А.Эйнштейн и Г.Манн согласны
с оценкой "Лиги", то само собой разумеется, что какое либо моё с ними
"сближение" невозможно, и поэтому я отказываюсь от сотрудничества в органе
"Интернационального союза писателей-демократов".
За истекшие три года мне было сделано и ещё несколько приглашений
участия в органах демократов-"гуманистов". На эти приглашения я не отвечал,
- попробую исправить мою невежливость. Мой ответ я адресую Р.Роллану,
Э.Синклеру, Б.Шоу, Г.Уэллсу, чьи имена упомянуты в письме господина Люсьена
Кине и чьё мнение не безразлично для меня, - я думаю, что именно им должен
я объяснить моё отношение к интеллигентам, которые избрали гуманизм своей
профессией.
После Девятого января 1905 года господа гуманисты Европы, возмущённые
массовым убийством рабочих на улицах Петербурга, дали Николаю Романову
титул Кровавого, вполне заслуженный им и до этого преступления. Но они не
протестовали против банкиров Франции, которые, снабдив кровавого царя
деньгами, помогли ему истребить на виселицах, на каторге, в тюрьмах ещё
несколько тысяч наиболее ценных русских людей. Времени для протеста было
вполне достаточно, террор царя длился три года. В 1910 году я с Вильгельмом
Оствальдом, Рихардом Демелем, Ф. ван Эденом и Эптоном Синклером участвовал
в организации интернациональной интеллигенции, организация эта ставила
целью своей тоже "сближение" гуманистов Европы. В 1914 году Вильгельм
Оствальд и Рихард Демель одни из первых подписали кровожадное воззвание
против Англии. В том же году значительная часть русских писателей, учёных,
- все гуманисты! - сочинили и опубликовали нечто отвратительно крикливое
против немцев, но не против самого факта войны. Это было сделано именно
теми интеллигентами, которые ныне, живя в Берлине и Париже, бездарно и
глупо клевещут на рабоче-крестьянскую власть Союза Советов, отравляют
грязной ложью мозги европейских гуман



Назад